Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!

Опубликовано: 17.01.2019

Иркутские учёные попробуют выморозить ядовитые отходы Байкальского ЦБК

Иркутские учёные попробуют выморозить ядовитые отходы Байкальского ЦБК

Учёным Иркутского национального исследовательского технического университета (ИРНИТУ) удалось сформировать технологию переработки отстоев карт-накопителей Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК). Судя по официальному сообщению вуза, она базируется на создании условий процессов природного вымораживания ядовитых отходов.

По словам сотрудницы ИРНИТУ Анастасии Шатровой, успешно защитившей кандидатскую диссертацию по специальности «технология и оборудование химической переработки биомассы дерева; химия древесины», отходы целлюлозного производства воображают огромную социально-экологическую опасность. Осадки объемом более восьми миллионов кубических метров складированы в картах-накопителях БЦБК, размещённых в сейсмо‑ и селеопасной зоне на площади более 145 га. Они находятся в 200 метрах от населенных пунктов и 400 метрах от озера Байкал.

В крышке января Анастасия Шатрова примет участие в опытно-промышленных испытаниях данной технологии на одной из карт-накопителей БЦБК. Работами по вымораживанию коллоидного отстой шлам-лигнина будет руководить профессор Андрей Богданов.

«Сейчас карты-накопители БЦБК — это своеобразный огромный термос, где происходят экзотермические реакции. Мы предлагаем прибрать снеговую шапку, которая препятствует отходу теплых газов, возникающих при брожении активного ила. Затем пробурим площадь карты в шахматном распорядке на глубину 1,5-2 метра и обеспечим поступление холодного воздуха.

При температуре минус 15 градусов и ниже коллоидный отстой промерзнет, из пластичной массы он превратится в гранулированное вещество. При этом произойдет уменьшение объема как минимум на 30%. Гранулы можно будет использовать в качестве удобрений, топливных брикетов, добавок для строительных материалов», — подчеркнул Андрей Богданов.

Он зовёт все заинтересованные стороны присоединиться к этим исследованиям и рассчитывает на поддержку муниципальных и областных властей, а также представителей бизнеса и сотрудников Лимнологического института СО РАН.

«Я уверен, что, слив усилия и не думая о больших деньгах, которые направляются на утилизацию отходов БЦБК, мы все-таки сможем решить затянувшуюся проблему и защитить наш Байкал», — заявил учёный.

Напомним, Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат, закрытие какого началось в 2013 году, расположен на южном побережье озера Байкал в Слюдянском районе Иркутской области. Самое большенное беспокойство вызывает именно шлам-лигнин — остатки переработки древесины, хранящиеся в огромных резервуарах, расположенных в непосредственной близости от Байкала.

Это самая вящая промышленная свалка на берегах священного озера. Пока совершенно неясно, как от этого накопленного за десятилетия токсичного хлама можно освободиться, не причинив озеру еще больший вред: проект по его утилизации, предложенный в 2016 году, был признан неэффективным. К тому же при исследовании объекта очутилось, что шлам-лигнина в картах-накопителях гораздо больше, чем думали учёные.

В июне 2018 года неутешительный вывод озвучил генпрокурор России Юрий Чайка. Выступая с докладом на заседании коллегии Генеральной прокуратуры РФ в Иркутске, он, в частности, отметил, что фактическое обезвреживание отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината до сих пор не ведётся.

Ключ