Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!

Опубликовано: 22.08.2019

Как нижегородец зарабатывает миллионы на еде из промышленной конопли

Как нижегородец зарабатывает миллионы на еде из промышленной конопли

Андрей Кузин поспел попробовать себя в роли бармена, переводчика и даже дегустатора корма для собак, а к 30 годам нашел свою нишу — сделался производить масло и протеин из семян технических сортов конопли. Сегодня бизнес приносит предпринимателю по 2 млн рублей выручки в месяц.

В материале выговор идет исключительно о промышленных сортах конопли, содержащих не более 0,1% тетрагидроканнабинола (ТГК). Сорта технической конопли внесены в Государственный реестр селекционных достижений, разрешенных к использованию сообразно Постановлению Правительства РФ от 20.07.2007 №460 (ред. от 30.10.2010) «Об установлении сортов наркосодержащих растений, разрешенных для культивирования в промышленных целях, требований к таким сортам и к условиям их культивирования».

«Мы, два тридцатилетних лба, раскладывали расшибленные семечки в эмалированном тазике, держали фен на уровне уха и дули под определенным углом, а второй рукой подбрасывали эти семечки, чтобы скорлупка из них выдувалась», — описывает собственный первый предпринимательский опыт Андрей Кузин. Его путь в коноплеводы оказался тернистым. Кузин родился в маленьком городе Кстово Нижегородской районы, отучился на бухгалтера в ННГУ имени Лобачевского и уехал «искать себя» в Москву. В столице работал барменом и администратором в ресторане, после устроился переводчиком технических текстов. «Но все это было не мое, мне это было неинтересно», — вспоминает предприниматель.

Так и не покорив столицу, он вернулся домой, в Кстово. Там благодаря упорству («подкараулил директора, уверил, что я достоин этого места») устроился менеджером по продажам в нефтяную компанию, название которой не раскрывает. Но и эта работа расходилась с житейскими установками Кузина: «Я как-то продал другу топливо очень низкого качества. И сам об этом не знал. Потом все это вскрылось и мне было ужасно совестно. Тогда я решил, что буду сам пробовать все, что продаю, чтобы краснеть больше не приходилось».

Этот принцип вскоре заставил предпринимателя пробовать на вкус корм для звериных. Знакомый занимался дистрибуцией кормов канадского производителя Jina и предложил ему представлять компанию в Нижнем Новгороде.

Через год Кузин разрешил завязать с этой работой и начал играть на бирже — покупал и продавал акции компаний средней руки. Деньги бывальщины легкие, но нестабильные, и Кузин задумался о собственном бизнесе. Найти нишу помогли курсы движения «Бизнес Молодости», на какие он попал в 2012 году.

Как нижегородец зарабатывает миллионы на еде из промышленной конопли

По мнению Кузина, инвестиции в бизнес-курсы себя оправдали: в процессе обучения к нему «пришло наитие» — он решил построить бизнес на промышленной конопле. Речь идет о технической культуре с минимальным содержанием психоактивных веществ (до 0,1% тетрагидроканнабинола — ТГК), уточняет Кузин. Из подобный конопли производят продукты питания — муку, масло, протеин, а также прикорм для рыб, ткань, канаты и т.д. «Я сразу начал гуглить все про [индустриальную] коноплю, узнал, что в прошлом веке Советский Союз был мировым лидером по выращиванию культуры — даже английский флот швартовался нашими конопляными тросами. И решил возродить былое величие нашей страны в этой сфере», — рассказывает Кузин. Его слова подтверждает и президент Агропромышленной ассоциации коноплеводов (АПАК) Александр Смирнов. В начине XX века промышленная конопля занимала около 1 млн га советских земель, но с 1961-го, когда началась борьба с наркотиками и СССР ратифицировал Конвенцию ООН «О наркотических оружиях», культура оказалась под запретом, констатирует эксперт. «Среднерусская конопля содержит очень мало ТГК, но у нас любят рубить сплеча. Так наша индустриальная конопля попала под горячую руку борьбы с наркотиками», — добавляет Смирнов.

Почти полвека возведение культуры было под запрещением, пока в 2007 году правительство не разрешило выращивать ненаркотическую коноплю в промышленных целях. С тех пор, по данным АПАК, посевная база возросла с нескольких десятков гектар до 8000 га. Для сравнения, в СССР промышленная конопля занимала площадь в 980 000 га.

Вдохновленный Кузин кинул все дела и отправился на разведку — смотреть, как устроено производство продуктов из технической конопли. Для этого пришлось ехать в соседнюю Мордовию, где был ближайший завод ООО «Мордовские пенькозаводы» (МПЗ). Предприниматель пообщался с людьми на производстве и поехал в столичный офис МПЗ: «Пробился к московским директорам, произнёс, что я ничего не знаю [про промышленную коноплю и этот бизнес], но сделаю все, чтобы они на мне заработали». На предприятии согласились взять Кузина в дистрибьюторы.

Чтобы торговли шли веселее, тот запустил сайт «Конопель», на котором указал, что компания — крупный оптовый поставщик конопляных семян для промышленных мишеней. Название взял из толкового словаря Владимира Даля: так на Руси называли коноплю. «Все делал сам. У меня был только смартфон, компьютер и жажда заработать», — уверяет он.

Первыми клиентами Кузина стали переработчики семян и владельцы частных домов, которые использовали дробленые стебли индустриальной конопли в качестве утеплителя. Заказчиков предприниматель искал по объявлениям на Avito и агрофорумах. За свои услуги он получал 20% от торговель.

Спустя год агентской работы Кузин созрел до роли независимого переработчика «сырья». К тому времени у него появилось несколько беспрерывных клиентов — оптовых магазинов, которые покупали по 50-100 л конопляного масла в месяц. «Я прикинул, что, если мы будем делать масло сами, то аренду достоверно отобьем. Пригласил своего школьного товарища, говорю: «Давай покупать пресс, арендовать помещение, будем давить масло. А после разберемся по ходу дела», — рассказывает предприниматель. Для старта потребовалось около 300 000 рублей — на ремонт и приобретение оборудования и первой партии «сырья». В 2015 году совместно с другом (его имя Кузин не называет, но данные СПАРК-Интерфакс свидетельствуют, что партнера зовут Виталий Кардашин) Кузин зарегистрировал компанию «ПК Конопель», части в которой партнеры поделили пополам.

Рецепт настоящего конопляного масла он нашел в советской сельскохозяйственной энциклопедии, но первая партия товара все равновелико оказалась неудачной — масло было темно-зеленого цвета, слишком плотное, с горчинкой. Продавать его было нельзя. Пока шли розыски оптимальной технологии, Кузин решил поэкспериментировать с получением конопляного ядра. Партнеры кололи зерна в дробилке, но результат их не ублаготворил — было много брака. Тогда решили проявить фантазию: принесли из дома вентиляторы и фены, чтобы отделять атмосферой ядра от скорлупы. За этим занятием они и проводили долгие часы, «пока руки не затекали», и за день вдвоем могли наколоть по 10 кг основы.

Результат своих трудов Кузин решил предлагать как экзотический продукт местным экомагазинам, студиям йоги и кафе крепкого питания. «[Техническая] конопля — это новый русский суперфуд. Ну как новый, хорошо забытый старый, — объясняет предприниматель. — Но Нательный [Новгород] нас отверг — здесь тогда ее вообще никто не производил».

С несколькими точками предпринимателю все же удалось договориться, но работать доводилось с отсрочкой платежа: «Никто не верил в продукт, брали только под реализацию». Постепенно выручка от продажи ядер достигла 150 000 рублей в месяц — этого хватало, чтобы приобрести сырье и оплатить 20 000 рублей аренды помещений. «Прибыли не было. То мама подаст, то папа, то друзья накормят», — вспоминает предприниматель. Сквозь полгода работы впроголодь партнер Кузина Виталий Кардашин вышел из бизнеса. На запрос Forbes он не ответил.

Место Кардашина взял инвестор, с которым Кузина познакомил владелец помещения, где тот сушил промышленную коноплю феном. Его имя и сферу деятельности предприниматель не раскрывает, но по этим «СПАРК-Интерфакс» новым партнером, получившим 40% компании в 2016 году, стал Михаил Кокоткин. На полученный миллион рублей Кузин подновил маслопресс, закупил сырья, разработал дизайн упаковки, нанял двоих рабочих, бухгалтера и менеджера по продажам.

Новое оборудование позволяло мастерить масло более высокого качества, и предприниматель стал поставлять его своим клиентам, которые уже закупали ядра. Затем очередность дошла до монетизации отходов производства — скорлупы. Кузин случайно наткнулся в интернете на информацию о том, что техническую коноплю часто используют для прикормки рыбы — та ощущает специфический запах и хорошо клюет. Предприниматель предложил продукт местным рыбакам, которые начали охотно закупать лузгу (скорлупу от семян) по 100 рублей за 1 кг.

Кузин нашел применение еще одному отходу производства — жмыху, какой остается после отжима масла из ядер конопли. «Его перемалывают, получается пудрообразная консистенция — протеин. Конопляный белок кормит все незаменимые аминокислоты и омега-3 — все вегетарианцы и спортсмены его расхватывают», — рассказывает предприниматель. В его розничном магазине стоимость 1 кг протеина составляет 2190 рублей. Астральный час протеина настал неожиданно спустя полгода после запуска продукта, после того, как телеведущая Ирена Понарошку показала в в своем аккаунте Instagram баночку «Коноплина». «Торговли взлетели, в Instagram на нас сразу подписалось несколько десятков человек», — говорит Андрей.

В конце 2017 года Кузин познакомился с еще одним грядущим партнером, имя которого тот не раскрывает. По его словам, инвестор сам вышел на проект, когда искал «экологический стартап для вложений». Новый партнер вложил еще 4,5 млн рублей за 40% в юрлицах — «Конопель» и «ПК Конопель». По этим «СПАРК-Интерфакс», новым совладельцем стал Алексец Полещук — сейчас, согласно «СПАРК-Интерфакс», член совета директоров АО «Оборонэнерго». На полученные денежки компания переехала в новое помещение площадью 300 кв. м, сделала там ремонт и докупила оборудование — европейские станки по отжиму масла. Это позволило повысить производительность в несколько раз — до 8 т продукции в месяц. Отвечать на вопросы Forbes Полещук отказался. «Мы не хотим афишировать его участие в проекте», — передала помощница предпринимателя Ольга Тулякова.

Ниша продуктов столы из промышленной конопли в России не развита, считает сооснователь челябинской компании «Коноплектика» Дмитрий Ильков (производит масло, макароны, клетчатку, мыло из технической конопли и т.д.). «Можно произнести, что рынка нет. Только в последнее время начали появляться компании, которые занимаются переработкой промышленной конопли. Не просто давят масло и изготавливают муку, а реально выводят на рынок принципиально новые виды продуктов питания», — говорит Ильков.

Развитию индустрии помешивают сразу несколько факторов — несовершенство законов, запрет производить БАДы из промышленной конопли и невозможность рекламировать продукцию в социальных сетях, поясняет он: «Многие не осведомлены о том, что техническая конопля и ее переработка легальны. И потому боятся связываться с подобной продукцией. Например, Facebook и Instagram не пропускают нашу рекламу на платной основе, ссылаясь на пропаганду наркотиков». Предприниматель сетует и на неграмотность региональных чиновников. «Я не сообщаю про всех, но такие есть. Даже в Министерстве сельского хозяйства встречаются люди, которые не знают, что техническую коноплю можно сеять», — вздыхает Ильков.

Кузин признает, что базар в зачаточном состоянии, но считает это скорее плюсом для себя. В 2019 году он начал выращивать промышленную коноплю самостоятельно — уже условился со знакомыми, которые занимаются выращиванием злаков, и засадил культурой несколько десятков гектар. «То сырье, которое сейчас кушать на рынке, не соответствует моим производственным требованиям — где-то семечка слишком маленькая, где-то много пыли. Поэтому буду заниматься сам, мастерить органическую промышленную коноплю, без обработки пестицидами», — рассказывает предприниматель. Первый урожай он планирует собрать грядущей осенью.

Сейчас «Конопель» сотрудничает с сетями «Город-Сад», «Травяная Улица», «Джаганнат», эко-магазинами, нижегородскими и столичными йога-студиями и «зелеными» кафе. В отдельное направление выделен опт: около тонны основы, 300 литров масла, 500 кг протеина Кузин поставляет другим, более мелким переработчикам технической конопли. По итогам заключительного года выручка «Конопели» увеличилась вдвое — до 1,5-2 млн рублей в месяц, в виде чистой прибыли предпринимателю остается распорядка 200 000 рублей, по оценкам Forbes.

«Мы захватим мир с технической коноплей, — воодушевлен предприниматель. — Я хочу, чтобы деревья оставались в лесу, а бумага, салфетки и все, ради чего сейчас вырубается дерево, было из индустриальной конопли». Надежды не беспочвенны, считает Александр Смирнов из АПАК: «Техническая конопля начинает давать маржу, а если ребята увидали деньжата, то, конечно, сфера будет развиваться. Перспективно целлюлозное направление: кожа человека очень хорошо воспринимает материал из этой культуры, она крепкая, гигиеничная». Большое будущее ждет и медицинское направление — содержащиеся в промышленной конопле вещества помогают биться с болезнью альцгеймера и деменцией, заключает эксперт.

Источник