Опубликовано: 10.02.2021

Россия вышла на мировой рынок «умного» продовольствия

Россия вышла на мировой рынок «умного» продовольствия

Батончики из сверчков, отпечатанное на 3D-принтере мясо и альтернативные морепродукты — такие инновационные продукты давно не фантастика. Подобные проекты развиваются в России. К 2035 году размер всемирного рынка Фуднет (Foodnet, «умной» еды) может составить 3,5 трлн долларов. Россия может занять 5-15% этого базара.

«Умное, технологичное и высокопродуктивное сельское хозяйство, персонализированное питание, органические продукты, биотехнологии, умные цепи поставок, роботизация – это основные тренды качественного развития нынешнего мирового рынка продуктов. Фактически это еда, помноженная на технологии. Чтобы идти «в ногу со временем», в этом плане необходимо уже сейчас создать обстоятельства: обеспечить инфраструктуру, подготовку релевантных кадров, трансфер технологий, нормативно-правовое поле», — отметил министр промышленности и торговли Денис Мантуров на совещании, на каком была представлена концепция дорожной карты Фуднета в конце января.

Во втором квартале этого года «Национальная технологическая инициатива» (НТИ) планирует выплеснуть дорожную карту на межведомственную, а затем на правительственную комиссию, рассказал «РГ» ответственный секретарь рабочей группы «Фуднет» НТИ Константин Иванов.

В рамках базара Фуднет в России планируется развивать альтернативные источники сырья и пищи, биологизированное и органическое сельское хозяйство, умные цепи поставок, персонализированное и специализированное стол, рассказал «РГ» замминистра промышленности и торговли Михаил Иванов. «Именно эти направления являются наиболее перспективными, исходя из темпов роста и прогнозируемых объемов соответственных рынков, а также имеющихся возможностей и заделов для обеспечения лидерства российских компаний в ближайшие 15 лет», — пояснил он.

По его словам, в крышке прошлого года минпромторг поддержал несколько проектов, которые относятся к Фуднету. Ведомство готово создавать для таких проектов «порядок наибольшего благоприятствования», включая совершенствование регуляторной базы, поддержку научных разработок, создание инжиниринговых центров.

Осенью 2020 года в меню одного из московских ресторанов показался кальмар, напечатанный на 3D-принтере. Сырьем для него стала обычная фасоль. Но, как утверждают рестораторы, на вкус от натурального кальмара его не отличишь. Чтобы добиться необходимой текстуры, вкуса и запаха, потребовалось девять месяцев. Производитель — российский стартап, который осенью 2019 года первым в вселенной провел эксперимент по биопечати мяса на борту МКС. Сейчас компания по заказу одной из международных сетей быстрого питания разрабатывает технологию производства «субститутов» куриных наггетсов.

Аналогичные проекты — по производству альтернативного мяса и морепродуктов — есть и в других регионах. В качестве сырья используются не лишь растительные ингредиенты вроде фасоли, гороха или сои. Более серьезное направление — выращивание мяса из клеток животного в лабораторных условиях. У звериного берется кусочек мышцы, который помещается в питательную среду, где клетки начинают делиться и расти. Таким образом удается получить мясной фарш. Создать кус мяса, повторив его текстуру, пока не получается.

Подобные стартапы — только часть Фуднета. В это понятие входит все продовольствие, созданное «от микроба до тарелки» с поддержкой новейших технологий. В НТИ считают, что вслед за появлением на рынке пищевых продуктов на основе растительных аналогов животного сырья настанет тренд продуктов из микроводорослей.

Затем будет развиваться производство продуктов из насекомых для сельхозживотных. Насекомые — относительно дешевая и доступная альтернатива полноценного звериного белка. И уже ближе к 2030 году ожидается появление продуктов на основе клеточного мяса. Смысл всех этих проектов — насытить растущее население мира и при этом сделать питание более правильным и персонализированным. К примеру, если человеку нужно убавить или увеличить количество белков или углеводов или витаминов в рационе, через приложение можно будет подобрать еду с заданными параметрами, поясняет Константин Иванов.

По его суждению, пока Россия отстает в развитии этого направления от других стран. К примеру, у нас действуют ограничения на коммерческую деятельность в районы генной модификации. А сами новые виды пищи и ингредиентов пока слишком дороги, поэтому вряд ли они смогут захватывать новоиспеченные рынки. «Но развитие технологий происходит быстро: десять лет назад бургер из альтернативного мяса стоил десятки тысяч долларов, ныне — до 10 долларов. В пределах следующих 10-15 лет мы ожидаем аналогичного снижения себестоимости клеточного мяса», — говорит эксперт.

Пандемия частично ускорила развитие рынка «умной» еды. Цифровые технологии проникли в сферу производства продуктов, максимально бурный рост получила доставка еды, а народонаселение стало уделять больше внимания качеству питания.

Источник