Опубликовано: 06.08.2020

Российскому продовольственному эмбарго исполняется шесть лет

Российскому продовольственному эмбарго исполняется шесть лет

Тогда россияне лишились немало привычных импортных продуктов, но сейчас кажется, что контрсанкции присутствуют в нашей жизни гораздо дольше. Отечественные производители заполнили полки лавок и столы ресторанов собственной продукцией и стали наращивать ее экспорт.

Президент РФ Владимир Путин 6 августа 2014 года подмахнул указ, запрещающий импорт в Россию некоторых видов сельхозпродукции, сырья и продовольствия из стран, которые ввели антироссийские санкции: США, стран ЕС, Канады, Австралии и Норвегии.

На следующий день правительство утвердило список запрещенной продукции: под запрет попали мясо, колбасы, рыба и морепродукты, овощи, фрукты, молочная продукция. По мере сохранения санкций Заката, Россия также продлевала и свои ответные меры.

«Процесс импортозамещения можно назвать успешным. Введение продовольственного эмбарго содействовало развитию российского сельского хозяйства и росту производства отечественных продуктов питания», — говорит исполнительный директор Ассоциации производителей и поставщиков продуктовых товаров «Руспродсоюз» Дмитрий Востриков.

«Контрсанкции введены шесть лет назад, но такое ощущение, что они с нами гораздо дольше», — замечает правящий партнер консалтингового агентства Agro and Food Communications Илья Березнюк.

Россия за последние шесть лет смогла существенно повысить производство многих продуктов. Березнюк перечисляет: большой толчок для развития получило производство молочной продукции, особенно — сыров, российское овощеводство, а также отдельный более специфичные отрасли, как, например, производство грибов.

Исполнительный директор «Руспродсоюза» указывает, что до введения контрсанкций доля импортных продуктов превышала треть, тогда как ныне доля многих основных продуктов отечественного производства выше показателей, установленных Доктриной продовольственной безопасности.

Действительно, Россия выполняет многие показатели самообеспеченности продуктами, заложенные в Доктрине. Так, в 2019 году самообеспеченность Россией семенем составила 155,5%, тогда как пороговый показатель — не менее 95%. Самообеспеченность сахаром — 125,4% при пороговом показателе в 90%, растительным маслом — 175,9% (против порогового смыслы в 90%), мясом и мясными продуктами — 96,7% (против 85%).

Востриков также отмечает, что импорт мясной продукции в Россию за заключительные шесть лет сократился почти втрое, а свинины — упал почти до нуля. При этом мясо кур и свинину Россия начала вывозить в другие страны, и это, по его словам, является гарантией дальнейшего наращивания производства без риска перепроизводства на внутреннем рынке.

«Рыбная область тоже преуспела в импортозамещении. За последние шесть лет практически в 2 раза вырос объем производства лососевых пород. А общий каждогодний объем производства товарной красной рыбы сегодня превышает 90 тысяч тонн. За шесть лет доля российских производителей соли возросла с 41,2% в 2013 году до более 60% в 2019 году», — добавляет он.

Впрочем, замечает Березнюк, инвестиции АПК сделались существенно увеличиваться еще до введения продовольственного эмбарго — в 2011-2013 годы. «В целом позитивный тренд был положен еще до контрсанкций. Они сделались, скорее, положительным фактором для ряда отраслей», — считает эксперт.

Российские рестораны также перешли преимущественно на отечественную продукцию. Президент «Росинтер Ресторантс Холдинг» Маргарита Костеева указывает, что сейчас 70% в закупках ресторанов компании — это российские продовольствие.

«В 2014 году основным направлением импорта были сыры, птица, лосось, говядина для стейков. Вначале заменить их российскими аналогами было крайне сложно, но сейчас Россия изготавливает данные виды продуктов очень достойного качества», — отмечает она.

Основатель и управляющий сети ресторанов «Теремок» Михаил Гончаров в свою очередность говорит, что 80% продукции, которую закупает сеть, российского производства.

«Особенно можно отметить шампиньоны, которые традиционно многие годы импортировались, так как российских было немного, и они не удовлетворяли нашим стандартам качества. Но за последние годы открылось много местных производств, которые обеспечивают хорошие грибы. Также всю молочную продукцию и все мясо мы закупаем российского производства», — повествует собеседник агентства.

По его словам, российским производителям также хорошо удаются мясо, овощи. Однако есть и нюансы. «Вся семга, какая поставляется — это по-прежнему импорт, и с семгой не очень понятная ситуация. Мы верим и рассчитываем, что по семге тоже произойдет импортозамещение, но пока даже вблизи его нет», — продолжает Гончаров.

Эксперты указывают на дальнейшие пути развития российского АПК — поддержка инвестпроектов, развитие экспорта, повышение конкурентоспособности. Так, по суждению Вострикова из «Руспродсоюза», России необходимо защищать и сохранять поддержку в отраслях сельского хозяйства с начатыми инвестиционными проектами длительного срока окупаемости, так, в молочной отрасли, производстве овощей закрытого грунта.

«На наш взгляд, в условиях меняющихся экономических реалий, российским производителям необходимо выйти на степень конкурентоспособности, независимо от того, будут продлены контрсанкции или нет», — подчеркивает он.

Управляющий партнер Agro and Food Communications также обращает внимание на нужда повышения конкурентоспособности отечественных продуктов: по таким позициям, как сыр или овощи, российские производители по-прежнему уступают своим европейским коллегам.

«Мы достигли импортозамещения с точки зрения объемов производства по мясу птицы и по свинине. Но сейчас встает другая проблема: что делать с этими объемами, учитывая падение цен на внутреннем рынке. Действительно, поставки за рубеж увеличиваются, и это весьма хорошо. Но, чтобы производство стало более рентабельным, экспорт нужно наращивать активнее», — добавляет он.

«Отменять продуктовое эмбарго абсолютно бессмысленно. Это обрушит те отрасли, которые стали развиваться, которые нарастили объемы производства за последние годы», — заключает Березнюк.

Ключ