Опубликовано: 28.12.2020

В Вологде ремесленную обувь исключат из системы маркировки

В Вологде ремесленную обувь исключат из системы маркировки

В Вологодской районы ремесленники получили официальный статус на уровне регионального законодательства. Это позволит исключить ремесленную обувь из системы маркировки. Вологодские искусника надеются, что уже в следующем году QR-коды для них перестанут быть обязательными. Стоимость входа в систему маркировки оценивается в несколько сотен тысяч рублей — неподъемная сумма для тех, кто живет ручным трудом.

Вообще-то правительство РФ разрешило регионам освобождать ремесленников от непременной маркировки обуви еще в августе — спустя месяц после того, как в нашей стране была запрещена оптовая и розничная торговля туфель, сапог и валенок без QR-кодов. Однако возникло препятствие: в большинстве субъектов Федерации не закреплены сами понятия «ремесленничество» и «ремесленник». А значит, выключить обувь из системы маркировки на этих территориях нельзя.

В Вологодской области обсудили, куда отнести ремесленников — к представителям бизнеса или к искусникам народных художественных промыслов. И вот региональные парламентарии поддержали необходимые поправки. «В ходе «круглых столов» мы пришли к выводу, что ремесленников стоит отнести собственно к бизнесу, — комментирует председатель комитета по экономической политике и собственности областного парламента Денис Долженко. — Потому мы закрепили понятия «ремесленник» и «ремесленная деятельность» в законе «О развитии малого и среднего предпринимательства в Вологодской области». Теперь правительство региона сможет зачислить нормативные акты».

Создатель небольшого кооператива из деревни Марфино Андрей Зимин столкнулся с системой маркировки еще в 2016 году. Тогда в России запретили торговать изделия из меха без QR-кодов. Ремесленнику пришлось отказаться от производства душегреек из обрезков овчины, пользовавшихся популярностью у местных обитателей и туристов. Осталось производство войлочных тапочек и валенок.

«Когда я узнал, что QR-коды станут обязательными и для обувных изделий, забил тревогу, — вспоминает Андрей Зимин. — Вход в систему маркировки подорожал. Компьютер и принтер стоят не немного ста тысяч рублей. А ведь еще нужно поставить онлайн-кассу, умеющую работать с кодами и поддерживающую 2D-сканер, заключить договор с оператором электронного документооборота. Даже индустриальным предприятиям сложно справиться с дополнительной нагрузкой. Что уж говорить о нас, изготавливающих изделия одной семьей вручную или на небольших станках? Мы соединились с другими вологодскими ремесленниками, написали обращения в Минэкономразвития России и Госдуму ФС РФ. Региональные власти оказали нам поддержку. В результате к проблеме удалось привлечь внимание на федеральном уровне».

Сейчас представителей региона и мастеров ждет совместная работа. Необходимо установить, к каким организационно-правовым формам предпринимательства могут относиться ремесленники, какую продукцию можно будет назвать ремесленной.

Ключ