Опубликовано: 04.09.2021

Вадим Дробиз: Перелицензирование: что будет и кто останется?

Популярно, что тоталитарное общество порождает гениев гораздо больше, чем демократическое. Так и наш алкогольный рынок, угнетенный повышенным вниманием государства, веселит появлением ярких и неординарных личностей. Видимо, трудности только раззадоривают настоящих бойцов. О будущем алкогольного рынка мы беседуем с Вадимом Дробизом – директором ЦИФРРА и неутомимым «лоббистом здравого резона», каковым он себя величает.

Готов ли Ваш очередной отчет по алкогольному рынку по первому кварталу? Какие наиболее яркие тенденции января-марта Вы бы выделили?

Вадим Дробиз: Перелицензирование: что будет и кто останется?Отчет готов. Новоиспеченных тенденций на алкогольном рынке не видно никаких. Самая главная тенденция все та же – сокращение числа операторов. Рынок наконец постиг это. «Цифра» уже полтора года назад начала предупреждать, что это грядет, люди не верили, веселились. Сейчас самое главное, что люд наконец поняли, что государство всерьез за них взялось. Причем не столько даже за наведение порядка на рынке, сколько за то, чтобы сделаться полноправным его оператором.

На рынке водки и ликероводочных изделий ситуация, к сожалению, не меняется. Розничные продажи почти в 2 раза превышают объем произведенного алкоголя. По итогам января-февраля, в рознице реализовано 24 миллиона декалитров, а произведено, плюс импортировано, минус экспортировано, около 12. Улучшений по сравнению с прошлым годом пока нет. Безусловно, стоит ожидать падения производства легальной продукции, вероятно, дефицита продукции. Потому что в некоторых регионах количество дистрибуторов с лицензиями в мае-июне может оказаться меньше, чем необходимо для сервисы розницы. В ряде регионов, например, в Калужской области, это уже наблюдается. Магазины, как и 15 лет назад, сами ездят на склады за продуктом, потому что компании не могут их гарантировать. Пока еще все утрясется, устаканится… Оставшиеся с лицензией компании охватят рынок к июню (увеличат автопарк, найдут дистрибуторов и пр.). В цельном, станет меньше производителей, дистрибуторов, серьезно сократится ассортимент и в будущем. Кроме того, сократятся продажи и потому, что в регионах впрыскивают ряд изменений, связанных с расположением относительно детских учебных заведений. Где-то 200 метров, где-то – больше. Это ведет к тому, что в линии мест может закрыться 70 процентов торговых точек. В Самаре, например, 60%, в Якутске- 70%. Ситуацию и тенденции покажет не первоначальный квартал, а первое полугодие.

Этот год, очевидно, станет годом очередного кризиса на алкогольном рынке. Как будет развиваться кризис? На какие месяцы придется пик? Когда ситуация устоится до вытекающей встряски?

Это вовсе не кризис, а полный структурный передел рынка. Передел числа операторов, передел самих операторов, укрупнение оставшихся операторов, сокращение ассортимента и так дальше. Все успокоится только к сентябрю. Теми же останутся только проблемы: нелегальной продукции, подпольной, суррогатов.

Как будет выглядеть базар по итогам кризиса? Увидим ли мы «бархатную монополизацию» в ближайшие годы? Сможет ли государство «переварить» его плоды в виде освободившейся огромной части рынка силами не очень успешной пока команды ЧГП?

Станет меньше операторов, они будут крупнее, но торговых точек будет гораздо меньше, чем сейчас. И это не монополизация базара, его будет контролировать не один человек. Да, будут какие-то преференции, в основном, конечно, преференции частному государственному партнерству, но все равновелико основа рынка – это частные компании. И не только крупные частные компании, будут и средние и малые. В принципе небольших заводиков, трудящихся на небольшой местный рынок остаться не должно, но могут ненадолго. Но в перспективе, думаю, все же, дни маленьких заводов сочтены. Не в этому году, вероятно, а чуть позже.

Освободившаяся доля рынка будет не столь огромная. Ситуация такая: помимо роста ставки акциза, если Кудринская программа не будет зачислена, в следующем году на 10% вырастет минимальная цена за бутылку. Официальная цена 97-98 рублей, а реальная – 115-120 рублей. И ныне можно с уверенностью сказать, что водка дешевле 115 рублей в магазине – это нелегальная, или полулегальная. Но в следующем году вся водка должна стоить уже от 225 рублей.

По логике, надлежит быть резкое снижение рынка, чего пока не происходит. Но розничные продажи в 2 раза больше поставок, чего ранее не было. Например, в прошлом году через розницу было продано 150 миллионов декалитров, а поставлено 106, и акцизы бывальщины уплачены только с 80. В этом году пока не понятно, каким будет это соотношение: трудно сказать, как себя страна поведет дальше.

Могут ли повлиять на ситуацию выборы?

Абсолютно никак. Никакой разницы не будет. В результате рынок будет по-другому структурирован, укрупнен. На нем останутся лишь те компании, которые максимально лояльны к Росалкогольрегулированию, «Министерству алкоголя», для этого оно и создавалось. Плюс большая доля рынка, образцово треть всех алкогольныхпродуктов (водки и ЛВИ, коньяка, вина и шампанских вин) должна перейти к прогосударственной компании, ЧГП, Росспиртпром плюс Коалко, или как еще наименовать. На самом деле, ничего сверхъестественного не предвидится, но это сильно ударит по всем операторам, которые много лет работали на рынке, и лишаются этой труды. А государство совершенно спокойно смотрит на это – идите и работайте на других рынках, раз не смогли тут.

То есть появятся тысячи безработных?

Ну, наверное, это может затронуть около миллиона человек. Где-то места сократятся, где-то появятся. У нас, все-таки, есть много заводов в предбанкротном состоянии, и уже немало лет. Рынок очистится от заводов полу-банкротов. Я не говорю, хорошо это или плохо, я давно уже все сказал. Такую ситуацию я прогнозировал еще полтора года назад, и пока все идет по написанному.

Дайте, пожалуйста, куцый прогноз по производству по отдельным секторам оборота алкоголя. Производство теоретически должно только падать. Но идут несколько процессов одновременно: «наведение распорядка» и борьба с нелегальным рынком. Если бы цены были заморожены на алкоголь и общедоступны, то у нас бы люди не пили суррогат и не пили подпольную водку. Тогда производство должно было бы вырасти. Но происходит вот что. Возьмем прошлый год, когда водка продавалась по 89 рублей, до этого – еще по 60-70 и т.д. За счет повышения стоимости до 89 рублей объем продаж сократился на 20 миллионов дал, со 170 до 150. При этом учтенное производство или объем поставляемой на базар продукции упало со 112 до 106, хотя должно было бы теоретически вырасти, ведь продано-то 150 миллионов дал. В этом году – тоже теоретически – горькая же еще подорожала до 98 рублей, и было бы логично, что упали розничные продажи. То есть очевидно, что у нас падает учтенное производство водки и ЛВИ, но должны бывальщины упасть и розничные продажи подорожавшей водки, в этого пока не происходит. Это совершенно не логично, и говорит только о полном отсутствии какого-либо контроля, в том числе за розницей.

В этом году объем розничных торговель может составить 130-135 миллионов декалитров, учтенного производства, плюс импорт, минус экспорт – в пределах 95 миллионов декалитров. Сколько акциз уплатят – мне трудно сказать, может быть 80 миллионов дал, как в прошлом году. Мы вышли на тот уровень цен, при котором мы уже похоронили рынок. Уже по итогам января-февраля, в рознице реализовано 24 миллиона дал водки и ЛВИ, а поставлено – 12. Поэтому ситуация только ухудшается. Все нововведения идут на пользу нескольким крупным производителям и заездят рынок в подпольно-нелегальный сектор. Мы уже туда вступили, и обратной дороги нет.

По вину в прошлом году был рост производства и шампанских игристых вин – рекордный рост, и рост негромких вин. Если бы не перелицензирование и все, что с ним связано, был бы дальнейший рост, и мы получили бы еще один рекорд последних 20 лет.

В этой ситуации не могу произнести – остановятся заводы, или будут работать, что куда уйдет – в легальный или нелегальный сектор. Пока гадать бессмысленно, цифры пока ни о чем не сообщают. Объем потребления не упадет, но вся игра будет между легальным и нелегальноподпольно-суррогатно-альтернативным, как я его называю, сектором.

В сегменте коньяка ситуация гораздо хуже. Росалкогольрегулирование застопорило уже первого крупного производителя – КИН, в ближайшее время, по всей видимости, остановят «Альянс 1892», второго крупного производителя. У него заканчивается лицензия, и тяжело сказать, получит ли он ее вовремя или нет. Но была публикация о том, что у завода есть какие-то проблемы со Счетной палатой, ему насчитали каких-то недовыплат на 500 миллионов рублей. Потому Росалкогольрегулирование может на время устранить двух крупных производителей, чтобы дать возможность занять достаточную долю базара своему коньяку «Московский». Усиление государственного бренда – это первое.

Второе – безусловно, рынок коньяка должен начать упадать, и тут никаких сомнений нет, особенно с введением минимальной розничной цены в 193 рубля. Упасть он должен как минимум на 10 процентов. В январе-феврале этого не случилось, потому что тот же КИН произвел на 70% больше продукции. Так заводы стараются создать запас продукции на случай их остановки в процессе перерегистрации.

Кроме этого, во втором квартале будет повышена минимальная розничная стоимость, так как она формировалась исходя из льготных калининградских цен, по завозу спиртов из дальнего зарубежья, а сейчас эти схемы отменены. Минимальная цена будет 210-215 рублей, а в вытекающем 2012 году еще выше, и производство упадет еще минимум на 5 процентов. Роста коньячного рынка, который мы видели в прошлом году, размышляю, вообще больше не увидим никогда. В премиальном сегменте (коньяк дороже 500 рублей), конкурирующем с премиальной водкой, виски, джином и текилой роста не будет достоверно. Эти конкуренты не дадут увеличиться сегменту коньяка. Расти будет только рынок виски.

Что будет с крупными производителями?

Произнести трудно, все зависит от того, как долго их продержат без лицензий, в неработающем состоянии. Скорее всего, в этом году они еще удержат лидирующие позиции, а в вытекающем, скорее всего, лидером будет коньяк «Московский».

А что будет с импортом, насколько реален таможенный союз?

Во-первых, союзы алкогольного рынка трех стран в ближайшее время вообще не предвидится. Белорусы в принципе не собираются этого делать, во-первых, потому что у них жесточайший контроль за спиртной продукцией. А во-вторых, совсем другая политика – политика полного импортозамещения, они уже сами из импортного сырья (поскольку у них колоссальная система контроля) изготавливают виски, ром, джин, текилу, вина Бордо разливают, коньяки. Им так доверяют другие страны. Ни в Казахстане, ни у нас этого нет. Ни в 2011, ни 2012 году об этом и сообщать нечего.

В этом году на Продэкспо хорошо выступил Казахстан, с водкой и коньяком…

Казахстан привез свою продукцию как любой обыкновенный импортер. Речь пока не идет о свободном ее перемещении по рынку. Для этого нужна единая марка страны, одна система координат. У нас трудится ЕГАИС, у них – нет, поэтому объединить рынки пока возможности нет, нужна огромная подготовительная работа.

В Думе прошло первое чтение спиртного пакета законопроектов. На Ваш взгляд, какие инициативы из этого пакета пригодились бы отрасли?

Законопроект огромный, это тема отдельного беседы. Это глобальный документ, который фактически затрагивает все: сырье, спирт, ставки акцизов на спирт, лицензирование перевозок…

Как, по Вашим оценкам вся эта спиртная чехарда отражается на потребительском рынке? Чувствует ли покупатель эти потрясения? Как они отразятся на «алкогольной корзине» среднего гражданина?

Думаю, безотносительно никак на корзине среднего покупателя перелицензирование не скажется. Сегодня, приходя в магазин, «чайник» увидит двести-триста видов водки, а осенью – лишь сто. Тоже самое и по вину. Потребитель увидит только сокращение ассортимента. Что произойдет по одной причине – из-за сокращения числа дистрибуторов, им не необходимо будет такое число поставщиков: производителей и импортеров. Мало того, что их закроет Росалкогольрегулирование, так еще и дистрибуторы. Куча однотипной продукции и так не необходима, ассортимент будет сокращен на 30-40%, вот и все. Он сейчас так раздут, что многие этого даже и не заметят.

Это «чайники» не заметят, а гурманы? Исчезнут и какие-то редкие марки.

У гурманов все будет нормально. Но вот Максим Каширин, например, предполагает, что сократится ассортимент вина. Ныне есть вино, скажем, из почти каждого шато Бордо, часть пропадет. Но основная продукция, которая пользуется спросом, сохранится. Дистрибуторы будут хранить только то, что продается массово, а не по штуке в год.

Каково Вам быть эдакой Кассандрой на рынке алкоголя, и постоянно стращать?

Я всю жизнь был человеком беспорочным, даже женам предпочитал правду говорить: если близкий человек не скажет правду, все остальные будут только врать. Прогнозировать ситуацию – это моя специальность уже больше 30 лет (и в других сегментах и рынках). Так что меня мало интересует что обо мне думают люди, я делаю свою работу.

Интервью с Вадимом Дробизом было опубликовано в журнале «Хмельные напитки», №2.

Подписывайтесь на наши новости в соцсетях и рассылке Unipack.Ru:

Вадим Дробиз: Перелицензирование: что будет и кто останется? Вадим Дробиз: Перелицензирование: что будет и кто останется? Вадим Дробиз: Перелицензирование: что будет и кто останется? Вадим Дробиз: Перелицензирование: что будет и кто останется? Вадим Дробиз: Перелицензирование: что будет и кто останется? Вадим Дробиз: Перелицензирование: что будет и кто останется? Вадим Дробиз: Перелицензирование: что будет и кто останется? Вадим Дробиз: Перелицензирование: что будет и кто останется? Вадим Дробиз: Перелицензирование: что будет и кто останется?

Источник